Легенды и мифы о кунах

Анастасия Глотова

ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ О КУНАХ

В наши дни сложно найти человека, увлекающегося кошками, которому была бы незнакома порода мейн-кун. Эти североамериканские великаны вызывают восхищение, и во всём мире ряды их поклонников неуклонно растут год от года. Популярность этих кошек в нашей стране за последние несколько лет во много раз превзошла даже самые смелые прогнозы фелинологов, стоящих у истоков развития породы в России. И ни одну другую породу кошек не окружает такое количество мифов.

В конечном итоге, история этих удивительных кошек есть история этой земли, история мореплавания, история культуры разных народов. Достоверно известно, что родина породы – штат Мэн. На этом, собственно, исторические факты заканчиваются, и начинаются мифы и начинаются мифы и предположения. И всё же большинство легенд солидарны в одном: кошек на американском континенте изначально не было. Но с давних времён земля эта привлекала сначала мореплавателей-путешественников, а потом и беженцев с других континентов. Существуют теории, что ещё задолго до Колумба материк этот посещали финикийцы, китайцы, европейцы.

ФИНИКИЙСКАЯ ТЕОРИЯ

Финикийцы, как известно на сегодняшний день, первыми попали на тогда неизвестную никому землю. Это произошло в 371 году до н.э. Финикия была одной из самых богатых стран Древнего мира, славилась своими бесстрашными мореплавателями и поддерживала тесные торговые отношения с Египтом и Персией. Следовательно, первая кошка, которая могла ступить на землю Америки, могла быть прямым потомком короткошёрстных египетских кошек, либо длинношёрстных кошек из Персии.

КИТАЙСКАЯ ТЕОРИЯ

В V веке Новый Свет посетил Хуэй Шэнь, китайский монах, а в 1421 году – Чжэн Хэ, китайский путешественник, флотоводец, дипломат. В Китае в это время кошки уже были распространены, и хотя и не пользовались таким почитанием, как в других странах, их всё же держали на кораблях для борьбы с крысами. Итак, это исторически доказанный второй шанс кошек достичь Америки.

ТАМПЛИЕРСКАЯ ТЕОРИЯ

Есть версии, согласно которым, по меньшей мере, с XIII века Америка была известна ордену тамплиеров. Могущественный в те времена орден был распространён во многих странах, в том числе в Англии, Франции, Израиле. На территориях этих государств кошки уже обитали, а богатый орден мог позволить себе держать на кораблях этих животных. С тамплиерами на американский континент могли попасть как короткошёрстные кошки Европы, так и длинношёрстные из Восточных стран.
Ещё одна «тамплиерская» теория утверждает, что небезызвестный рыцарь Генри Синклер (граф Окни) в 1398 году отплыл из Шотландии, пересёк Атлантику и прибыл к берегам Северной Америки. Более того, через сто лет после этого Колумб пользовался именно географическими картами тамплиеров.

К сожалению, ни одна из этих теорий не может пока быть полностью доказана или опровергнута. Заводчики больше любят использовать в истории появления мейн-кунов три исторических факта. О них дальше и пойдёт речь.

ИСТОРИЯ ВИКИНГОВ И ИХ КОШЕК (РЕАЛИСТИЧЕСКАЯ)

Как известно, издревле кошки путешествовали по морям, будучи полноправными членами команды торговых и военных судов. Путешествовали они и на зловещих кораблях викингов. Откуда в стране грозных завоевателей появились длинношёрстные кошки, можно только догадываться.
Наиболее логичной представляется версия, что викинги, посещавшие Персию (современный Иран), грабили и вывозили оттуда всё самое ценное. Среди таких ценностей и были длинношёрстные кошки, о которых в те годы в Европе никто даже и не слышал. К сожалению, достоверно подтвердить факт присутствия таких кошек в IX-XI веках сложно. Первое рукописное свидетельство относится к началу XVII века.
Итальянский аристократ и путешественник Пьетро Дела Валле во время своего путешествия по Турции, Персии и Индии (1614-1626 годы) обнаружил необычных длинношёрстных кошек. В свое книге «Поездка в Турцию, Персию и Индию в 54-х письмах» он детально описал увиденных им в 1620 году в Исхафане (Персия) кошек. По его описанию, эти животные «с пышным длинным, особенно на шее и хвосте, мехом» вполне могли быть родственниками тех кошек, которых несколько веков назад вывезли как предмет роскоши грабители-викинги.
Судьба кошек, попавших к викингам, завидна. У викингов это были священные животные, олицетворявшие богиню любви и плодородия Фрейю, которую обычно изображали на колеснице, запряжённой двумя крылатыми кошками.
Естественно, именно эти кошки сопровождали отважных завоевателей в их путешествиях, в том числе и к берегам Нового Света, где некоторые из хвостатых путешественников оставались на постоянное место жительства.

ИСТОРИЯ ОБ ОПАЛЬНОЙ КОРОЛЕВЕ (РОМАНТИЧЕСКАЯ)

Легенда гласит, что королева Мария-Антуанетта, известная любительница роскоши, неизменным атрибутом шикарной жизни считала длинношёрстных кошек. Ходили слухи, что кошки королевы являлись прямыми потомками кошек кардинала Ришелье (Армана Жана дю Плесси, герцога де Ришелье), в том числе его пушистой белоснежной любимицы по имени Мириам. А также попали во дворец из рук так и не состоявшегося фаворита королевы – шведского принца, во дворце которого обитали громадные кошки викингов – норвеги.
Франция, страшное время безвластия, революция, Бастилия захвачена, королевское семейство в заточении. В это время, в конце 1791 года Аксель Ферсен начал подготовку побега бывшей возлюбленной. Согласно разработанному им плану, Людовик и Мария-Антуанетта должны были быть вывезены из Парижа ночью в небольшой, но быстро двигающейся повозке. Отдельно предполагалось переправить принадлежавшее им имущество (в том числе несколько любимых кошек королевы). Детей, чтобы избежать подозрений, должны были вывезти поодиночке. Предполагалось, что, воссоединившись в порту, царственное семейство переберётся в спокойную Америку.
В организации побега активное участие принимал молодой фаворит, некий капитан Сэмюэль Клоа. Он был родом из города Вискассет в штате Мэн. Он предоставил опальным монархам свой корабль, который больше 8 месяцев стоял на причале, ожидая венценосных пассажиров. Постепенно корабль загружался утварью, которую королева считала необходимым захватить с собой в дорогу: роскошной мебелью, дорогими безделушками и любимыми кошками королевы, которые также должны были составить ей компанию в предстоящем путешествии.
Но план не удался. Мария-Антуанетта отказалась расстаться с детьми, настояв на том, чтобы вся семья бежала вместе в большой и тяжёлой повозке. Это и предрешило их судьбу, королевскую семью узнали в одной из деревень и вновь арестовали.
В декабре 1792 года начался суд над Людовиком. Его признали виновным, приговорили к смерти и казнили 21 января 1793 года. В октябре того же года Марию-Антуанетту пытали и, как и её мужа, приговорили к смерти через гильотину. 16 октября её в открытой повозке провезли по улицам Парижа к месту казни. Она до конца сохраняла достоинство. Восходя на эшафот, она случайно наступила на ногу палачу, и её последними словами были: «Извините, мсье, я сделала это не нарочно!»
В опасности оказались сторонники монархии, участвующие в подготовке побега. Капитан вынужден был бежать. Опасаясь преследования, Сэмюэль Клоа решил искать убежища в Америке. Выгружать утварь времени не было, да и некому её было передавать. Поэтому на корабле вместе с мебелью, картинами и драгоценностями к далёким берегам переправились и королевские кошки.
Так роскошные кошки опальной королевы попали на американский континент, где обосновались, завязав дружбу с местными старожилами и породив многочисленное длинношёрстное потомство.

ИСТОРИЯ КАПИТАНА ЕНОТА (НЕЗАМЫСЛОВАТАЯ)

Эта история рассказывает, что жил когда-то английский капитан, имеющий прозвище «Енот» (Captain Charles Coon) и известный тем, что обожал кошек и не отправлялся в плавание без своих хвостатых талисманов. Капитан бывал во многих странах и везде пополнял свою коллекцию всевозможных мурлык. На его корабле обитало огромное количество дорогих кошек, в первую очередь, длинношёрстных красавиц, столь милых сердцу капитана (персидских и ангорских). Но чаще всего капитан плавал к берегам Америки, где, кстати говоря, был достаточно популярен. Кошки вместе с командой выходили на берег и отдыхали от утомительного плавания. И, естественно, встречали на берегу своих местных соплеменников. Да и сам капитан любил дарить своим американским друзьям котят, которые обитали у него на борту в необыкновенных количествах. Люди, которым в руки тем или иным способом попадали котята с этого корабля, по понятной причине говорили: «Это котята от Енота».
Подробно узнать о жизни кошек в Америке с XI по XVII века также не представляется возможным. Но по данным Американской энциклопедии, отношение к кошкам в Новом Свете было максимально доброжелательное.
Мурлыкающие гости остались довольны новым местом жительства и прекрасно обжились. Более мягкий климат, почти полное отсутствие естественных врагов и огромное количество вкусных и доступных грызунов сделали жизнь кошек комфортной и сытной. Как известно, именно такие условия способствуют как росту поголовья, так и увеличению размеров животных.
Переселенцы из Англии привозили на Новую Землю своих питомцев. И хотя английские кошки были короткошёрстными, они имели прекрасное здоровье и темперамент. Их знакомство с пушистыми сородичами также отразилось на росте здоровой крепкой популяции, так как привнесло в неё новые крови.
Рассказывая «кунские легенды», нельзя не вспомнить ещё одну, которая, несмотря на совершенную алогичность, по-прежнему пересказывается, подогревая интерес к породе.

ИСТОРИЯ ДИКОГО РОДСТВА
(ФАНТАСТИЧЕСКАЯ, ЕСЛИ НЕ СКАЗАТЬ НЕВЕРОЯТНАЯ)

Первоначально мейн-кунами называли только кошек окраса чёрный табби: из-за своего окраса, а также мощного сложения и огромного хвоста эти кошки напоминали енотов (отсюда и название породы – буквально «мейнский енот»). На основании внешнего сходства американские заводчики начала ХХ века выдвинули теорию, по которой предками мейн-куна являлись полудикие домашние кошки и еноты. Это отлично объясняло и столь характерный окрас, и свойственный породе хвост. Другая столь же невероятная версия сводится к тому, что мейн-куны появились в результате вязки домашних кошек и диких рысей. Отсюда и кисточки на кончиках ушей, которые украшают всех представителей этой породы.
Увы! Эта теория, сколь бы привлекательной она не была, биологически не может быть оправдана. Сведений о таких межвидовых вязках до сих пор нигде не было.

XIX ВЕК – КОНЕЦ ЭПОХИ ДОМЫСЛОВ И ЛЕГЕНД

Дальнейшая история длинношёрстных американских кошек может быть изучена, благодаря различным публикациям. Огромные сильные кошки, привязанные к людям и прекрасно охраняющие урожаи от грызунов, стали излюбленными животными фермеров, среди которых в середине XIX века были популярны выставки своих достижений, проходившие на крупных ярмарках. Тяготея ко всему большому, фермеры старались обогнать друг друга, демонстрируя самый крупный скот, самые большие овощи или фрукты. На одной из таких деревенских ярмарок в штате Мэн состоялось первое публичное представление куна. Кот, имя которого, к сожалению, не дошло до наших дней, произвёл истинный фурор, и в следующем году на ярмарке было представлено уже несколько десятков кошек, которые готовы были оспорить титул «самого большого кота». Это привело к тому, что фактически в штате некоторое время шёл племенной отбор самых крупных кошек. Массивные большие пушистые кошки быстро нашли своих почитателей, и через несколько лет на местной ярмарке Скоухегана штата Мэн прошла, по сути, первая монопородная выставка кунов (как их тогда называли «енотовые кошки»).  Впервые на ярмарке кошки-великаны соревновались за титул «Maine State Champion Coon Cat» (Чемпион среди енотовых кошек штата Мэн), а их хозяева, фермеры штата Мэн, рассказывали о своих питомцах разнообразные истории.
После этой выставки множество людей из других штатов захотели держать у себя этих громадных кошек.
Первое упоминание о мейн-кунах в литературе относится к 1861 году, когда была написана статья о чёрно-белом коте по кличке Капитан Дженкс с корабля «Морская Лошадь» («Captain Jinks of the Horse Marines»), автором которой был Ф.Пирс, владевший несколькими енотовыми кошками.
Мейн-кунов отвезли на выставку в Бостон. Первая североамериканская выставка прошла в «Madison Square Garden» в Нью-Йорке 8 мая 1895 года. Чёрно-мраморная кошка Коузи (Cosey), принадлежащая госпоже Фред Браун, получила серебряный ошейник и медаль и была названа победительницей выставки, приобретя титул «Лучшая кошка». Кстати, серебряный ошейник, который выиграла Коузи, был впоследствии приобретён Ассоциацией Любителей Кошек (CFA) и теперь хранится в Центральном офисе CFA в «Jean Baker Rose Memorial Library».
В завершении хочется сказать, что история национальной американской породы в чём-то символична. Страна потомков эмигрантов из разных стран сделала национальной породу, корни которой также исходят к совершенно разным странам и историческим эпохам.